В гостях рубрики #Интересные_люди – ученый-астрофизик Пулат Таджимуратов. Читаем.
Собственно герой моей рубрики

Вы преподавали.

— Я преподавал.

Где?

— Где я только не преподавал. Я преподавал на подкурсах в Губкина, Туринском, ИНХА. Я проработал некоторое время в учебном центре, в колледже я преподавал. Колледж этот сейчас знаменитый, кстати. Этот тот самый Юридический колледж, чей директор сейчас в колонии сидит, где поножовщина была.

— Знаю, знаю. Я через дорогу от него живу.

— Так вот там я тоже работал, причем меня только на два месяца хватило. Потом я оттуда убежал. Еще я преподавал в лицее при ТГТУ, который находится в самом здании ВУЗа. Причем там все отлично поставлено. Период, когда я там работал, был одним из наименее стрессовых. После этого я преподавал в Химико-технологическом – который на Хадре. Не считая юридического колледжа, это худшее, что со мной было.

Недели три я преподавал в ТашГУ (бывш. ТашГУ – ныне Национальный Университет). Все лето кафедра просила «давай, приходи, кадров нет». В итоге я к ним пришел, но через три недели ушел, даже не успев оформиться. Вот из-за этой штуки [поглаживает бороду] начались наезды. Борода-уят-манавият и все такое.

И самое смешное: Губкинский филиал – вроде бы российский ВУЗ. Все лето меня туда звали на кафедру физики. В итоге я туда пришел устраиваться на ¼ ставки. В тот момент приехал как раз зав. кафедры из Москвы Колдаев. И вот у нас такая хорошая беседа была, «все здорово, я вас беру». Мы идем с документами к проректору по научной части. И вот этот проректор с ходу начинает кричать «С БОРОДОЙ НЕ ВОЗЬМУ!». И я ушел.

— У нас ректоры и проректоры филиалов иностранных ВУЗов – наши люди?

— Получается так.

— Это хорошо или плохо? Или это просто так, как оно есть?

— Я бы сказал, что это плохо. С другой стороны может я не дорос еще об этом судить. Но, по-моему, это все же больше плохо, чем хорошо. Одно дело, когда у тебя, скажем, тот же корейский университет, который должен преподавать по корейской программе. Если у них вся администрация корейская, они будут делать все то же, что делали и у себя. И теоретически хотя бы у нас будет такой же уровень, как у них там. А если у них все начальство – наши местные ребята, которые привыкли проверять воротнички, галстуки…

А вот самый такой адекватный подход к бороде был в ИНХА. Когда на подкурсы меня пригласили (мы еще не виделись), во время звонка я им сказал «Скорее всего, я вам не подойду, потому что я не бреюсь – у меня борода». «Нет, нет, все нормально, приходите». На третий или четвертый день меня остановили у входа и говорят, указывая на бороду, «Как?». Я отвечаю «Вот так, у нас договоренность»

— А кто остановил?

— Насколько я понял кто-то типа проректора или зам. декана. И он вот говорит «Ну пока ладно». После этого мне никто ничего не говорил. Потом, когда месяца два спустя меня охранник остановил (видимо новый был), тот же самый человек, который меня остановил в прошлый раз, подошел и говорит «Не, не, им можно – это же преподаватели, так что ничего страшного». В любом другом нашем ВУЗе, ну и в Губкина, сразу бы началось «Ну что это такое, как так можно». Маразм доходил до того, что.… В Химико-технологическом я в первый и в последний раз поехал на хлопок. И вот там, на хлопковом поле мне предъявляют претензии «Как так можно ходить с бородой, ты ж преподаватель». Т.е. я вот стою в рабочей одежде, с косынкой на голове, собираю хлопок, и, оказывается, я должен быть чисто побритым и чуть ли не в галстуке.

— Вы туда ради эксперимента поехали?

— Ну, там такая история получилась. По-сути меня обманули. Когда всех отправляли на хлопок, я им сказал «Погодите, мне вообще нельзя, на самом деле. Я справку принесу», на что мне ответили «Вот ты справку принесешь, туда не поедешь, а на кафедру будут давить». И я подумал «Ай, ладно, сделаю доброе дело» — они меня просто убедили, что я через пару дней вернусь. В итоге я туда приехал и 30 дней там пробыл.

Все эти требования для учителей: бороду нельзя, определенные прически нельзя, строгая форма «черный низ – белый верх», юбки у женщин ниже колен, это вообще важно или нет?

— Для преподавателя именно? Это зависит от преподавателя…

Но вообще все эти правила внешнего вида должен выбирать сам преподаватель или ВУЗы имеют право это решать?

— На самом деле в ВУЗах это отдельный вопрос. Максимум чем можно у них все это оправдать.… Там у них есть брошюрка, выпущенная нашим Министерством образования, в которой есть раздел «Этические нормы и правила» для учителей и студентов ВУЗов. Там некоторые из этих моментов прописаны. Но по закону это вроде как не совсем правильно, хотя об этом пусть думают юристы.

На процесс учебы это все никак не влияет. Я приходил на занятия, когда сам еще был студентом, в чем-то отдаленно похожем на форму раза три максимум. Ну, на защиту диплома, ладно, у меня был тоже «черный низ – белый верх», но не классика. А так я ходил в красных футболках каких-то, голубых джинсах, сандалиях летом. И ничего.

Сейчас я немножко похвастаюсь, но я был «флагманом факультета» (со слов преподавателей, декана). На кафедре (как раз тот самый Мусаханов писал) я был одним из трех лучших студентов за последние 10 лет. И это все было, не смотря на отсутствие формы.

У нас, насколько я вижу вокруг, в школах и лицеях плотно сидят учителя, которые, будучи тупыми как пробки, требуют только форму и посещаемость. И мне, как человеку и ученику понимающему, обидно за такое положение вещей. Такая ситуация у нас везде? Это поголовная проблема?

— Сейчас уже да.

— «Уже»? Т.е. не «еще»?

— Ну, когда я учился, особо никто насчет формы не парился. Я ходил, например с бородкой-эспаньолкой. У моего одногруппника был хвост до пояса. Был парень с длинной козлиной бородкой – с ним тоже не бодались.

— Знаете, у нас в школе тоже с этим каких-то проблем не было. Но лет пять назад (2013-2014 годы), я не знаю с чем это связанно, вдруг что-то изменилось. Всех начали заставлять бриться, стричься, носить галстуки. Это ведь тоже ни на что не влияет.

— Некоторые считают, что это учит порядку, дисциплинирует. Но я в это не верю. Что-то я не видел, чтобы те, кто носит форму, особо отличались дисциплиной. Если брать именно ВУЗ мой – среди моих однокурсников в форме ходили те, кто хуже всего учился или «кто-то не так посмотрел – надо морду набить» — раздолбаи. Никакой корреляции не вижу, а может быть она вообще обратная.

Мне кажется (может быть, во мне говорит юношеский максимализм или горячее чувство сопротивления и революции), что это попытка создания серой массы.

— В первую очередь это убивает чувство вкуса. Когда ты выбираешь себе одежду сам – ты учишься находить то, что тебе нравится и что кажется красивым.

Я думаю, что не убивает, а притупляет. У людей есть свой собственный вкус, но они привыкают его прятать.

Закон «95 процентов» гласит: 5% из общего числа людей нигде не гадят, не мусорят; есть 5% людей, которые гадят везде, где им захочется; и есть 90% — они не гадят там, где чисто, но гадят там, где уже нагажено. И в итоге получается, что 95% людей гадят везде. И здесь, по-моему, то же самое. Есть 5% людей, которых ты как не одевай в эту форму, они свой вкус сохраняют. Есть 5% человек, у которых изначально нет ни своего вкуса, ни какой-либо индивидуальности. И есть остальные 90%, у которых из-за этих правил вкус пропадает. Наверно, это просто мои домыслы.

В Губкина в прошлом году был конкурс «Преподаватель года». И в нем победил молодой парень Дмитрий Мордвинцев (его еще «Мордор» называют иногда) – металлист, рокер, геолог. У него длиннющая грива волос. Когда он приходил преподавать, он их собирал аккуратно в хвост. И он действительно хорошо преподавал. А в этом году из-за этих же волос его не пустили на собственные пары. Он взял и уволился. И я бы на его месте точно так же сделал бы.

Я более 10 мест работы сменил, пока не пришел в Астрономический [институт], а здесь как-то уже прикипел. К тому же, наверно, не маленькую роль играет то, что я могу спокойно сидеть на перилах на крыльце в шортах и тапках (летом) и курить, и выходящий наш директор, академик, профессор в пиджаке, галстуке и с кейсом в руках скажет «А, Пулат, привет» и идет по своим делам. А в наших ВУЗах меня либо уволили бы, либо выписали выговор, несмотря НАТО, как ты работаешь.

Последний вопрос по образованию: т.н. реформа образования, произошедшая в 2016 или 2017 году (передел под 11-классную систему)… что это такое и зачем оно надо?

— Я не знаю. Я серьезно не знаю. Скорее всего, это что- то похожее на открытие обратно закрытых некогда улиц. И люди радовались – вернулось что-то свое, родное. По-моему это из одного разряда.

Популизм?

— Не знаю. Может быть, это исправление ошибок, а может действительно популизм, кто знает. Может быть потому, что толку от этих лицеев и колледжей не было. На самом деле, конечно, там надо было бы другим заняться.

— Просто когда вышли новые учебники для 10-11 классов и лицеев с колледжами, я делал на них обзор. Учителя от них были в аут, и лицейские, и школьные. Качество, конечно, ужасное. Плюс, конечно, монополия типографий на выпуск учебников в купе со скоростью их создания, ни к чему хорошему не привело.

Конечно, учебники у нас – это монополия. Только я не знаю чья.

И весь этот переход должен был быть осуществлен только в одной школе, а потом, буквально через месяц, решили переделать нахрен все. Это околопутинский принцип: царь сказал – бояре делают?

— Возможно. Это скорее как в узбекской пословице «Скажи узбеку принести тебе тюбетейку, он принесет ее с головой» или как в русской «научи дурака богу молиться – он себе лоб расшибет».

Ну что ж, двигаемся дальше. Самая животрепещущая тема среди думающих индивидов нашего хлебного края, кормящего нас задарма, — манавият. Почему сейчас выстрелило? Даже раньше такого не было, даже в мое «раньше».

— Меня этот вопрос тоже ставит в тупик, если честно. Даже год назад такого не было. А сейчас вдруг алым светом все это вспыхнуло. А почему – я не знаю.

Это такой узбекский Ренессанс ХХ века?

— Хах, может быть.

— После разговора с Али Каххоровым я задумался над фразой «околопутинская система». И если посмотреть, у нас действительно нечто похожее: национальные и духовные скрепы, традиции.

— Да, названия, правда, разные.

— А оно все зачем?

Скорее всего, это просто глупость. Даже некоторые умные люди начинают на этой теме буксовать. Даже человек с хорошей интеллектуальной базой будет иметь затруднения. А среди студентов…. Вот, например, есть человек, который знает таблицу умножения и все на этом. А тут нужны хорошие знания. И когда заходит речь про духовность, манавият, даже хорошие, либеральные ученые, даже у них все резко переворачивается: «Да, нельзя, чтоб в клипах девчонки в коротких юбках танцевали, потому что завтра, если им дать волю, они начнут трахаться(!) в прямом эфире». 

И мы вдруг потеряем национальное самосознание, и тут же начнутся гей-парады на Сквере (им. Амира Темура). Маразм.

— Да, да, да. И здесь тут же выключается интеллект, и всплывают патриархальные инстинкты.

Вам не кажется, что этот самый манавият, по задумке особо интеллектуальных людей в верхах, должен объединять людей, а он разъединяет?

— Он разъединяет очень сильно. 

Конечно, люди с одной стороны, к которым принадлежу и я, считают манавият полнейшим маразмом, а с люди с другой стороны считают, что нужно манавиятить все подряд, что надо там вывести породу елок с иголками цветов узбекского флага и тренировать павлинов становиться в позу птицы Хумо.

— Я считаю, что это глупость. Любой человек, а особенно человек в возрасте, считает, что раньше было лучше, а из-за чего было лучше – непонятно. И некоторые люди даже за такие вещи цепляются и думают «Неправильно мы молодежь воспитываем, заставим ка мы их косынки носить, сводить татуировки и стричься». И есть люди, которые искренне в это верят и пытаются это везде пропихнуть.

 

Конец второй части

Первая часть тут

 

Еще больше важного и интересного в телеграм-канале BlackRaven!