В гостях нового выпуска рубрики #Интересные_люди – создатели и делатели онлайн-школы «Prometheus», а по совместительству бедные студенты Лолита Юлдашева и Саид Назриллаев.
Собственно герои моей рубрики

— Как к вам пришла идея открыть онлайн-школу?

Саид: Мы знали, что будет этот вопрос. Мы уже хотели придумать легенду какую-нибудь… (смеется).

Лолита: На самом деле, у нас есть три версии. Но сперва нужно начать с того, как мы познакомились. Мы недолго знаем друг друга на самом деле. Он написал пост в своем блоге про Каримова — критиковал. Я тогда ему написала, что, мол, молодец, круто высказал. И потом я тоже начала критиковать, ныть ему в чат.  Он написал, что давай не критиковать, а что-нибудь замутим.

Сперва мы хотели сделать философский клуб, где мы собирались бы с людьми и обсуждать, рассуждать о чем-то. Т.е. не дебаты, которые у нас любят в универе устраивать, и в которых все просто срутся, а именно пища для ума.

Но потом мы поняли, что никого не соберем.

Саид: Мы даже и не пытались.

Лолита:Да просто потому, что мы знали, что никто не придет. Это вот первая версия. Вторая версия такова, что я приехала с Питера в ужасном депрессняке, мне было очень грустно, что у нас ничего не происходит. Сравнивая с Питером, я увидела, что из всех развлечений у нас можно только пойти в какую-нибудь кафеху, где можно либо посидеть, либо пожрать. А дельных ивентов на то время происходило мало. Сейчас как-то еще стал происходить движ.

Да и людей я тут особо не знаю. Можно было затусить с какими-нибудь известными людьми типа тех же ZeroLine или GroundZero, но у них там уже свои тусняки. К ним же не придешь со словами «Привет, я Лолита и я хочу с вами тусить». И я поняла, что нужно что-то свое. И причем не тупо компашку посидеть поиграть в карты, а чтобы можно было размышлять, разговаривать на какие-то темы философские. На то время (лето 2018 года) я была в глубочайшей философии. Мне было не с кем этим делиться. Ты же знаешь, как у нас к этому относятся. «Что это, зачем это, что за херня». Если зайти на «философские паблики» в ВК, то там только одни цитатки.

Кстати, самая крутая вещь в УзГУМЯ была в том, что я нашла двух потрясающих преподавателей по философии: Елена Энверовна и Дилором Согукпинар. Они и открыли мне мир философии.

Саид: У меня все было попроще. У меня до этого тоже был свой проект, но я его закрыл, точнее передал другим людям, и мне стало скучно. Мне захотелось начать что-то новое, но гораздо масштабнее, не только в пределах универа. И вот получилось то, что получилось.

Лолита: Хотя изначально мы ничего такого масштабного не планировали. У нас не было плана, мы ничего не придумывали. У нас просто было «- А давай сегодня это сделаем. — Давай», «- Блин, нужно что-то запостить. — Давай», «- У меня есть друг дизайнер, давай его позовем. — Давай» (смеется).

Саид: И все дошло до того, что мы сейчас продаем курсы, сотрудничаем с различными компаниями. Короче говоря, у нас получился бизнес на пустом месте. Нас приглашают на какие-то мероприятия, зовут сотрудничать. И это до сих пор немного шокирует нас.

— Что происходило от момента зарождения мысли и до момента создания школы? Как пошагово вы ее сделали?

Саид: 25 августа она мне написала «давай онлайн-школу». В тот же день я сделал логотип, создал канал – это заняло часа два. И все, потом начали форсить. А через месяца четыре мы открыли сайт.

Лолита: Вот, мы запустили канал и через дня четыре запустили первый курс.

Саид: И мы просто охренели, когда после этого к нам сразу подписалось 120 человек из России, Украины, Казахстана.

Лолита: Когда мы подбирали тему, я подумала, что начинать курс с истории философии, возрождения, «великих умов» — это все слишком… не ново. Хотелось показать, что философия нужна и в прикладном смысле, что это не просто взгляд на мир или умные цитатки. И решили сделать курс про критическое мышление. Я столько перерыла, столько перечитала информации. Оказывается, на эту тему достаточно много материалов.

На тот момент я писала не очень хорошо, писала просто своими словами. Признаться, мы совершенно не умели писать.

Саид: И мы сделали это нашей фишкой. Отсюда и взялось «Серьезные темы – несерьезные люди».

Лолита: И так оказалось гораздо понятнее, как будто рассказываешь ребенку или другу.

Саид: И пока она писала, делала контент, я искал возможности для рекламы. Я нашел оного чувака, его звали Петр, у него есть тоже свой канал про образование. Я ему написал, что мы такие есть и у нас будет бесплатный курс, дали ему ссылку и т.д.. И он запостил про этот курс у себя. Из его 24 тысяч подписчиков к нам перешло около двухсот.

Лолита: На первом же уроке я дала цитату Ницше и попросила интерпретировать ее. Я не думала, что столько человек ответит, а ответило больше тех двухсот. Я проверяла все их сама или с куратором курса.

Мы поклялись, что обратный ответ будет обязательно всем, но думали, что это будет два-три человека. Я все это сохранила – пришло столько интересных мыслей с разных сторон.

Нам какая-то девушка отправила свое домашнее задание и написала «знаете, у вас столько ошибок в вашем уроке. Хотите, я буду у вас редактором?». Так мы нашли редактора (смеется).

Саид: Она сидит в нашем рабочем чате, читает. Она как демон, представитель высшей расы. Мы ее призываем «Дааарья», она приходит, проверяет и уходит. Через неделю снова «Дааарья»… (смеется).

Лолита: Она никогда не вступает в дискуссии. Мы там сремся, ругаемся, спорим, а она в стороне и приходит только когда мы ее зовем.

— Название «Prometheus»…

Лолита: Оно мне сразу не понравилось (смеется). Это все он.

Саид: Это все я. Ей сразу не понравилась – она такая «фууу». Оказывается, есть еще одна школа «Прометеус», украинская, но она про бизнес. 

— И как оно (название) появилось?

Саид: Просто в голове у меня появилось «огонь», «знания», дарить знания людям.

Лолита: Я тогда подумала «что за понты… огонь, знания». Мы же не думали, что будет онлайн-школа.

Саид: Я ей сказа, если ничего не предложишь – будет так. Она не предложила, и теперь вот так.

Лолита: Да, я ничего не предложила. У меня, если честно, проблемы с названиями. Я собаку долго не могла назвать, а тут школа.

Саид: На самом деле она часто, когда делает курс, пишет его неделю, а потом говорит «он дерьмо, может не надо?».

Лолита: У меня иногда возникает ощущение, что мы занимаемся не тем. У нас был семинар по журналистике. Меня так взбесило, что он прошел. Хотя было потрясающе. Спасибо ребятам Дарине и Боре из Hook.report.

Просто, я подумала, что мы отклоняемся от основной цели. Ведь основная цель – популяризация науки. И как раз-таки после семинара по журналистике решили освещать не только то, что мы бы хотели давать, но и то, что просят узнать люди.Так мы и провели семинар на тему «феминизма». Тема актуальная, а действительно сведущих в ней мало. Девочки с универа попросили просветить. Мы и позвали Ирину Матвиенко, которая разъяснила всё простым языком. Ответила на вопросы, выслушала.

Саид: Сейчас мы решили уходить в коммерцию. Т.е. у нас была встреча с новыми партнерами и нам сказали «Ребят, так никакое дело не сработает, мы вообще-то бизнесом занимаемся».

Лолита: Нам сказали, что у нас люди не любят бесплатно что-то получать. Они не верят этому.

Саид: Грубо говоря, «халявщики – худшая аудитория».

Лолита: Так получилось, что ментальность у народа такая. Ты им говоришь заплатить за что-то 100$, и они заплатят, но если ты скажешь «получи вот это бесплатно», они скажут «не, ты чо, херня». Мы в этом убедились на собственном примере.

Саид: Они и объяснили нам, что нельзя выезжать только на науке, что нужно делать что-то коммерческое, приводить все к деньгам и бизнесу. Т.е. сейчас мы делаем какие-то навыки платные, а науку бесплатной.

— И кстати о деньгах. Какие затраты существуют у «Prometheus» на сегодняшний день?

Лолита: В основном только реклама. Или какая-то продукция типа тех же блокнотов.[я пришел на интервью с блокнотом который мне вручили как активному участнику воркшопа по журналистике, организованной школой «Prometheus»] и другие блокноты  кружки мы сделали с денег от курса графического дизайна.

Саид:А сайт… у нас есть Манс. Он сам сделал его, платит со своих денег за сервер.

Лолита: Мы очень благодарны ему. Все эти постеры, видео, он все это режиссирует, снимает и т.д. Он сделал нам сайт и следит за его безопасностью. Когда мы только сделали сайт, нас сразу же доснули. Он даже не был никому известен. Мы думали, что, возможно, нас перепутали с украинским «Прометеус».

Потом мы думали… помнишь восстание студентов? (смеется).Мы подумали, что нас захотело хакнуть тайное мировое правительство из-за этого восстания.

Саид: Да, мы участвовали в таких делах. Вообще, когда резко поднялся контракт это было. Я на следующее утро просыпаюсь и вижу, что меня добавили в группу и там миллион сообщений, миллион людей. Я зашел, там были призывы к восстанию, проведению демонстраций и т.д..

Лолита: Студенты со всех универов собрались, и они были готовы на все. И эта история закончилась ничем. В итоге, когда мы вышли на людей, которые могли нам помочь сделать официальную акцию, сделать все правильно и легально без тяжелых последствий (мы хотели еще видеообращение записать), все сошлось к тому, что люди хотели, чтобы кто-то все сделал за них, а они могли бы лайкнуть или что-то типа того. Человек пять только были готовы присоединиться к нам. Так прошел наш бунт.

Саид: Т.е. не было смысла делать что-то самим, когда нас меньше десяти человек. Это как было в школе или универе «Давайте сбежим с пар все вместе, нам всем ничего же не делают». Здесь то же самое.

— «Prometheus» — это школа узкой направленности, там только по философии? Просто я у вас не видел там материалов по биологии, физике, химии.

Саид: Проблема в том, что мы этого не знаем. Мы хотим делать не только философию, но философия… это все. Ее можно связать с физикой, биологией, с чем угодно. У нас и техническое направление появляются. IT курсы, например.

Лолита: У нас просто нет людей, которые это все знают. Если ты шаришь в биологии, можешь подсказать что и как писать, если сделаешь отдельный курс, мы будем только счастливы, просто не все люди готовы работать с нами.

Саид: У нас был один инвестор… это очень крутая история.  Когда у нас вышла статья, нам написал один чувак из Японии «Я хочу быть вашим инвестором и готов выделить вам тысячу долларов для начала. Я в вас верю, вы – молодцы». А на следующий день он нам пишет «Извините, мне жена не разрешила в вас инвестировать». Больше он нам не писал (смеется).

Был еще один инвестор. Мы ему написали, ставили большое письмо, где рассказали кто мы, чем занимаемся, как планируем развиваться и т.д.. Он нам ответил «Ок, посмотрю», а на следующий день скинул ссылку на пост в Facebook с цитатой Омара Хайяма. И все (смеется).

— Каким образом в «Prometheus» выбираются темы для курсов, семинаров, воркшопов и т.д.?

Лолита: Это происходит вот так:

— Лолита, нам нужно что-то выпустить. Что выпустить? Посмотри.

– Ну, ок, посмотрю.

Начинаю гуглить, на что-то натыкаюсь, и думаю, какие можно делать курсы, на какие темы и т.д.. Саид говорит «Да, будет крууто». Так и делаем.

Как я выбираю темы для статей? Когда я вижу что-то, чего я не знаю, я начинаю гуглить, искать, и хочу поделиться тем, что я узнала. 

Саид: Причем, то, чего не знает Лолита, для других людей вообще может быть чем-то запредельным. Плюс, у нас были авторы. Первым автором у нас была Алия. Писала на отлично. Потом наш дизайнер с ней замутил, они расстались, и она ушла (смеется).  Потом у нас была Таня. Наш дизайнер попытался с ней замутить, она ему отказала и потом ушла. Поэтому мы и не стали добавлять тебя в наш рабочий чат (смеется) [я кое-что пишу для «Prometheus» — прим.].

— Какая часть вашей работы нравится вам больше всего? Что приносит наибольшее удовольствие?

Лолита: Мне нравится организовывать от  и до всю работу. Когда кто-то записывается на курс. Когда кто-то приходит на семинар. Подбирать темы, редактировать, составлять сам курс, писать, объяснять, приглашать людей поработать с нами.

Саид: Создавать. Когда ты видишь, что ты что-то создал, и люди этим пользуются. Мне было очень приятно, когда наш логотип вышел на сайте adweek.uz.

Лолита: Мне доставляет удовольствие, когда что-то даешь, и это пригождается, когда ты делишься знаниями и люди эти знания могут и дальше использовать. В этом суть нашей онлайн-школы.

— С точки зрения многих людей, да и частично с моей точки зрения тоже, философия – это нечто вторичное, неважное, не заслуживающее внимания. Что такое философия?

Саид: Это все. Очень многие люди просто не вникают в это. Вся наша жизнь, весь наш быт – это все философия. В философии есть свод правил для всего в этой жизни. Если ты понимаешь философию – ты понимаешь жизнь.

Лолита: Понимаешь, все, что есть в мире:социология, биология, физика, политика, все это строилось путем философских размышлений.  Просто мы живем в обществе, где все это привычно. Я недавно взяла книгу Аристотеля и, когда читала его размышления о добре и зле, мне показалось это таким очевидным. А для него это было не очевидно.

Всё это — были первые попытки определить, что же значат всё наше мировосприятие, которые мы чувствуем. Философия это поиск смысла. Философия – это дом.

Всякий, кто приступает к философии, чувствует, как холодят его ладони мраморные стены, или чувствует, возможно, шуршащую вибрацию старого камня под кончиками пальцев, ветхую поверхность вечного камня метафизики… В сердце свербит, то ветер времени проникает под тесные, пустынные своды души, давно покинутые, оставленные, полые. Я говорю тебе: пойдём со мной, там свет. Ты, отворачиваясь, молчишь, с упрямством перебираешь в руках ржавые цепи, потерянный, нежный.

Кто приступает к этому зданию, знай, там, среди светлых сводов, тысячи тусклых лабиринтов, настолько вязких, что даже чудовища обходят их стороной. Я говорю тебе: там ты найдешь себя.

Саид: Философия всегда задавала вопросы, пыталась докопаться до сути вещей.

Лолита: Люди сидели и думали, почему мы думаем так, а не иначе, почему наши взгляды такие, какие они есть,  не другие. Для нас сейчас многое очевидно, но именно благодаря философам.

— Какие проблемы высшего образования вы, как студенты, видите сегодня?

Саид: У нас нет нормальных учебных программ, у нас нет нормальных специалистов или их мало. У нас больше 90% учащихся поступали не для того, чтобы учиться, а ради корочки.

У нас ценится не само образование, а статус образованного человека.

Это самая главная проблема отношение людей к образованию.

Наш универ – олицетворение образования в Узбекистане. Он построен из гипсокартона. Да, он красиво выглядит снаружи, но он пустой внутри. И если будет пожар, мы все в нем сгорим. То же самое с образованием: все снаружи красиво, есть рейтинги ВУЗов, но внутри пустота.

Лолита: Проблема в том, что наши учителя не замотивированы давать знания, учить. Они не хотят это делать. Может быть, так только в универах, потому что учителя по английскому, например, работают еще в учебных центрах и т.д.. Там они готовятся к занятиям, потому что им больше платят, и их заработок зависит от их стараний.

У нас они могут придти неподготовленными, опоздать на 20 минут, сказать «Ой, я забыл(а) распечатать материалы» и уйти еще на 20 минут. Они могут придти, поставить видео и сказать «смотрите».

Еще одна проблема, которая одна из основных, наши люди не любят обновлять свои знания. Они пользуются какими-то старыми учебниками, материалами и не знают, что произошло недавно.

Саид: Вот однажды в 60-х годах им дали учебник, они его выучили и по нему же и учат. С тех пор вышло столько новых материалов, исследований, методик. Вот так знания 60-х годов кочуют из поколения в поколение.

Лолита: Кроме того учителя не любят воспринимать критику, и это очень печально. У нас была недавно последняя седьмая лекция по социологии.  И мы взбунтовались, потому что поняли, что нам скоро экзамен вообще-то сдавать. А как мы его сдадим, кроме вот так вот [жест, обозначающий взятку – прим.]. Я не хочу деньги давать.

Мне вообще интересен этот предмет, но я за все это время так и не поняла, что такое социология, чем она отличается от экономики, психологии, философии. Каждую лекцию «Социология – это обширная наука…», «Социология – это наука об обществе…» Что это значит? Заходишь в интернет и узнаешь, какие там были ученые-социологи, что социология прошла три этапа становления. Думаешь, мы прошли это за семь лекций? Я это в Википедии узнала.

Последняя тема у нас была «Социальная мобильность и социальная демография». Что нам говорил препод? «Ну, социальная мобильность… ээ-э… это социальная… ээ-э… движение… ээ-э… это социальное движение… ээ-э… ну, движение. Это когда человек движется куда-то, чтобы сменить место жительство, сменить страну. Вот в Арабистане(!) узбеки работают. Вот там, если ты рождаешься арабом, то ты не работаешь. А вот если ты рождаешься индусом, то работаешь».

Короче говоря, что такое социальная мобильность я не поняла. Я начала гуглить при нем. Оказалось, что социальная мобильность – это смена деятельности, класса. Т.е. сегодня ты студент, а завтра президент, сегодня ты дворник, завтра ты рабочий на заводе. Я ему говорю «вы нам рассказываете неправильно, это абсолютно не то. Зачем вы это делаете?». Реакция: «Доченька, не зли меня. Не надо выводить меня из себя».

Вторая пара у нас была немецкий язык. Учительница почти не знает немецкий. Я знаю немецкий лучше нее. Она всегда спрашивает у меня что-то, постоянно просит «Лолита, выйди к доске, объясни тему, а то у меня с русским плохо». И каждую пару я у доски объясняю тему.

В прошлом году я ездила на республиканскую олимпиаду по немецкому языку. Начнем с того, что даже на универской олимпиаде меня не было, т.к. в тот день я получила травму позвоночника и поехала в больницу. Прошел месяц. Они не смогли найти никого, кого можно отправить на республиканскую олимпиаду. «Лолита, можешь ты поехать? Ты хотя бы говорить умеешь на немецком. Нельзя универ опозорить».

Сам суди, какое у нас образование. Всё ради галочки.

— Допустим, завтра вас назначают министрами, дают власть. Как бы вы исправляли положение?

Саид: Представь сэндвич (я очень люблю метафоры). Там есть кусок очень дорого швейцарского сыра. А еще там есть гнилые помидоры, обветренный хлеб, протухшие разные продукты. И этот вкусный дорогой сыр никак не исправит то, что этот сэндвич не вкусный.

Дело не в системе образования, а в людях. Они не понимают, что это нужно. Не пришел препод – они радостные пошли гулять,  кушать и т.д.. Они не понимают, что пропустили определенный участок знаний, что они, кстати говоря, платят за то деньги (контракт 10 млн).

Лолита: А если ты хочешь учиться, то тебе нечему. Даже если пара будет, то препод тебе ничего не даст. А если тебе что-то не нравится, то ты провокаторша и скандалистка, и вообще «чего ты возмущаешься, ты же бюджетница».

Саид: У нас должно было состояться интервью с ректором. Как это было. Он позвал нас во время каникул на встречу с собой. Мы пришли, а он не пришел. Как потом выяснилось, он устал. Мне это не понравилось, и я начал создавать петиции, писать статьи. В итоге он согласился дать нам интервью. Это было очень смешно. Я расскажу один момент.

Я спросил у него, почему у нас нет турникетов. Он сказал, что денег нет, зато есть охранники, которые следят, кто входит и кто выходит. Я спрашиваю «Охранники знают шесть тысяч студентов в лицо?». Он отвечает, что да.

Лолита: На том же интервью я у него спрашиваю, какие должны быть требования к проведению лекций. Он спрашивает «В смысле?». Я объясняю, что наша учительница по лексикологии приходит, включает проектор, высвечивает на стенку книжку и читает нам вот эту книгу со стены. «Ну, это же использование новых технологий, это современные требования». Т.е. он подумал, что мне не нравится, что она проектор включает.

Если мы правильно начнем воспитывать наших детей и внуков с гуманитарной педагогикой, а не по интуиции, может быть, в следующем столетии что-то поменяется.

Саид: А пока нам мешают всякие традиции, манавият… Меня вообще очень бесит, как использую слово «манавият». По идее это очень крутое слово. «Манавият» обозначает стремление к знаниям, стремление к самосовершенствованию. Это не духовность и традиции, нет. Это слово у нас исказили, изнасиловали куда только можно.

Лолита: Мне политика нашего манавията напоминает политику арийцев. Такое ощущение, как будто узбеки – сверхлюди, для которых низко сделать какие-то определенные вещи…

Снова пример. Нам вечером прислали список литературы, где были Франсуа Рабле, Стендаль, Достоевский и т.д.. На следующий день к нам пришла женщина с ректората и спросила, что мы читали за март. Кто-то крикнул «Гарри Поттера», кто-то сказал, что ничего. Она спрашивает: «Нет, а именно по списку что вы читали?». Все такие: «Да, да, Стендаля, Рабле…». А они прекрасно знают, что скинули этот список нам вчера вечером, но все равно спрашивают. Все делается для вида.

Вот она ушла, и я с подругой стала обсуждать эту ситуацию. Это услышала наша куратор и говорит подруге «Шахзода, ты что, не узбечка что ли по национальности?». Подруга отвечает, что чистая узбечка. «А по тебе не скажешь, по характеру», — говорит куратор. Т.е. то, что она стала обсуждать, комментировать, высказывать свое мнение о ситуации, сделало ее НЕ узбечкой.

Очень плохо, что до сих пор мы в*ебываемся тем, что сотни лет назад на нашей территории жили чуваки типа Алишера Навои, Мирзо Улугбека и т.д., а сейчас мы ничто. Что мне сказать? Я из Узбекистана, где…, у нас… Что сказать? У нас в PornHub «Milf» больше всего по просмотрам? Вот это и есть наша страна.

Саид: И очень печально, что у нас полно потрясающих людей, но они уезжают отсюда и их талант становится достоянием других стран. Это как Сардор Милано, который участвовал в музыкальном конкурсе и сказал, что он из Москвы, хотя он из Ташкента. Из нас пытаются выставить каких-то святых…

— Что для вас Узбекистан сегодня?

Саид: Смотри, я люблю эту стану. Не потому что я тут просто родился. Я много раз слышал от людей, которые хотят в нас инвестировать, что у нас богатая страна с большим потенциалом.

Узбекистан сегодня – это глина, из которой можно вылепить потрясающий шедевр не хуже Микеланджело… а лепят в основном шлак.

Лолита: Я даже не знаю, как охарактеризовать Узбекистан. Я не могу найти не то, что хороших добрых слов…

Я могу сказать, что Узбекистан – страна у которой есть только будущее и прошлое. Посмотрите на эти вывески «сегодня строительство ЗАВТРА история», «буюк келажак», «Узбекистан  — страна с великим БУДУЩИМ».

Что для меня будущее? Это то, чего нет. Узбекистан – страна мечтателей. На наши законы поглядите и инициативы. У нас всегда все только планируется, будет приниматься, будет исправляться и т.д..Все в будущем времени. Кормят завтраками.

Я очень люблю свою страну… несмотря на то, что мне дико хочется отсюда уехать. Эту страну можно только любить. Конечно много людей, которые всеми усилиями изменяют многое, добиваются сдвига с застоя. Я им очень благодарна. Но в целом, еще нужно много ждать.

— Мирзиеев все-таки каким-то образом меняет страну, пытается это сделать. Какие изменения ощущаете вы?

Саид: Снова метафора. Представь, что ты таракан в обычной квартире. Ты питаешься крошками, живешь в щелях в полу, уворачиваешься от хозяйского тапка. Квартиру продали. Новые хозяева переклеивают обои, переставляют мебель и т.д., а для тебя по-настоящему ничего не меняется.

Лолита: На самом деле мы топим за Мирзиеева (смеется).

Саид: Мне кажется, что он пытается сделать что-то хорошо, но снизу его кто-то на*бывает.

— Гражданское общество за годы независимости в нашей стране его не сформировалось…

Лолита: А что это? (иронично)

— Может ли оно сформироваться сейчас?

Саид: Конечно, может. Но этого не случится через два года.

Лолита: Я заметила, что гражданское общество у нас формируется в социальных сетях, не в живую.Там они делятся своими проблемами, обсуждают, советуют. И после этого к тебе могут придти люди…

Саид: …не чтобы тебя забрать (смеется). Вот это виртуальное гражданское общество может развиваться и дальше, но в офлайне этого нет.

Лолита: Все наше гражданское общество в онлайне. «Вот, вчера меня с ВУЗа повели на Хумо Арену, держали на жаре и выбирали как вещь». И все такие «Да, это ужасно», лайк, репост, коммент.

Мне кажется нормальное гражданское общество возникнет во время Второго пришествия Иисуса. Когда жить станет невозможно, и люди выйдут на улицы.

Саид: Вне экстремальных условий гражданское общество не возникает. И это не только у нас так. Когда возникали гражданские общества? Когда людям было ничего терять, и они выходили на улицы, свершали революции. Это было в США, это было во Франции. А пока терпимо, можно сидеть и ждать, когда станет лучше.

— Это интервью наверняка прочитают и молодые люди, учащиеся школ и лицеев, абитуриенты. Что вы им посоветуете делать или не делать?

Лолита: Не слушайте старших. Не читай книги – напиши книгу. А нужен совет – сходи к психоаналитику. Спрашивай советов у специалистов.

Саид: Ребят, созидайте, делайте что-то хорошее. Вот, вы живете в болоте, где ничего не происходит, а ты хочешь движухи – сделай ее. Организуй что-то, найди таких же людей, как ты. Что-нибудь сделай.

 

Еще больше важного и интересного в телеграм-канале BlackRaven!