В 2017 году завершилось семилетнее строительство дамбы Сардобинского водохранилища, на базе которого планировалось создание рыбных хозяйств, сельскохозяйственных комплексов и строительства малых ГЭС.

Спустя три года 1 мая в 5:55 утра случается прорыв шестой пикетной стены дамбы, который новостные сайты называли «утечкой воды». Из-за этой «утечки» эвакуировано 70 тысяч человек, 56 пострадали, двое погибли.

На затопленных территориях пострадали живность, посевы и имущество фермеров – объем ущерба неизвестен. Пострадала непосредственно сама дамба – объем ущерба неизвестен. Пострадали дороги, в том числе трасса М-39 – объем ущерба неизвестен. Сошли сели и эвакуированы тысячи жителей на территории соседнего Казахстана, более того, по словам казахского чиновника узбекская сторона до последнего уверяла, что ситуация взята под контроль и уровень сбросной воды упал.

Строительством дамбы занимались несколько компаний, в том числе компания TO’PALANG сына главы «Узбекгидроэнерго». Комментарии же самой госорганизации вызывают вопросы:

«Узбекгидроэнерго» не понимает, зачем нужно снимать фото и видео и делать репортажи в места событий; «Узбекгидроэнерго» недоумевает от обвинений в неправильном строительстве дамбы, ведь «если она была плохо построена, то почему ее не прорвало сразу», и обвиняет в случившемся исключительно погоду.

В то же время мы не знаем, какой урон нанесен самой дамбе – никаких фотографий в открытом доступе нет. Более того, о дамбе нет никакой технической информации ни на сайте Министерства водного хозяйства (там вообще мало, что есть), ни на сайте Министерства строительства, т.е. о дамбе мы не знаем вообще ничего.

В цивилизованных государствах после подобных аварий те тысячи пострадавших будут подавать коллективные иски на огромные суммы для возмещения ущерба (пострадали скот, посевы, жилища, мебель, техника). Увидим ли мы коллективные иски в Узбекистане – скорее всего нет. Кроме того справедливы будут требования Казахстана возместить нанесенный ущерб (его оценили почти в миллион долларов).

Эта крупнейшая за последние годы катастрофа в стране – лакмусовая бумажка, которая по-настоящему покажет, носят ли реформы в Узбекистане реальный или декларативный характер.

Будет ли проведено адекватное расследование? Будут ли по ходу расследования возникать побочные уголовные дела (а они, я уверен, должны возникнуть)? Будут наказаны (увольнения, штрафы и посадки) принимающие решения чиновники, а не их секретари? Будет ли возмещен полностью ущерб пострадавшим фермерам? Сколько денег будут украдено в процессе выплат?

Я, разумеется, предполагаю отрицательные ответы на эти вопросы, и буду приятно удивлен, если ошибусь.

Больше неудобных вопросов в телеграм-канале BlackRaven